Мастер и мяч. Честный футбол Федора Черенкова

Стр. 1 из 33
Фонд развития футбола «Форвард»
Мастер и мяч. Честный футбол Федора Черенкова





Что я отдал футболу, и что мне дал футбол?
Все, что потерял… И все, что имею.
Мастер


Искренне считаю, что все хорошее, написанное обо мне в этой книге – сильно преувеличено…
Федор Черенков


…В час седьмой, июля двадцать пятого, года Кабана 1959-го, под главенствованием созвездия Льва сошлись Семь Великих, чтобы распорядиться Судьбою рождаемого.
И Звезда Дубхе, альфа созвездия Большой Медведицы, наделила его физическим здоровьем, уверенностью в своих силах, виртуозным владением телом и точностью движений, способностью переносить запредельные перегрузки Воина и блистать великолепным талантом Мастера на своем земном поприще. И Звезда Мерак, бета Большой Медведицы, приложила к этому дару силу и энергию неба для преуспевания во всяком движении и развитии. И Звезда Зосма, дельта созвездия Льва, осенила живым умом, индивидуальностью, артистизмом и вдохновением в удачном сочетании с мягкими меланхолическими настроениями мечтателя. И Звезда Рас-Элязед, сигма Льва, рассыпала над его изголовьем высшие духовные дары Логоса, чтобы мог поделиться ими с единомышленниками, способными воспринять. И обещала, что будут такие рядом. И Звезда Сиррах, альфа созвездия Андромеды, подарила способность добиваться целей своими силами, не уповая на милостивую помощь властью наделенных. А в гармоничность натуры добавила бескорыстие, отзывчивость, доброту, дружелюбие, искренность и честность.
Но взблеснула холодными лучами коварная Звезда Унук, альфа созвездия Змеи: «Ты будешь фатально подвластен року. И он распорядится и твоим взлетом, и твоим падением. Ибо через талант свой падешь ты в тяжелую болезненную тоску, и темнота безысходности поглотит тебя».
И в седьмую, последнюю, очередь положила к его ногам, чтобы было на что опереться в трудный час, бесценный дар Звезда Хадар, бета Центавра: «Притягательность личности, почетное признание и преданную любовь людского множества дарю тебе – залогом успеха и земного счастья. Ибо счастлив будешь!»
Дары Семи Звезд сложились в космическую карту земной личности. Сильной, творческой, гармоничной, нестандартной в решении проблем. Астролог увидел бы в ней много планет в знаках огня и земли – быстрота и натиск! Особенный путь предназначено было пройти человеку по этой карте.
В час седьмой, июля двадцать пятого, года Кабана 1959-го, под созвездием Льва, когда солнце щедро ниспускало нашей планете свои добрые лучи, а птичий праздник взахлеб приветствовал явление на московской земле нового дня, родился Мастер…









«…Федя, не уходи!!!»


Тесный асфальтовый квадратик перед подъездом районного отдела ГАИ с четырех часов не то утра, не то ночи с точностью до сантиметра распределен между томящимися в ожидании автомобилями. Их владельцы так же плотно и обреченно час за часом, а то и день за днем подпирают стены узкого серого коридора, ведущего к заветной двери. Кто-то попадает в эту дверь особо, без очереди, с помощью собственной решительности или по движению инспекторогаишной брови. Очередь матюгнется ему вслед, поиграет бицепсами и плотнее сдвинет сроднившиеся плечи. Когда времени проходит достаточно, чтобы приглядеться друг к другу, по «шеренге» идет шепот: «Он? – Не он! – Он! Да что ему тут сидеть, к нему гаишники на дом приедут, сами все документы привезут!» Покорно сидящий на самом дальнем от двери стульчике ничем не приметный молодой человек становится предметом всеобщего внимания, ему неловко, он стеснительно пожимает плечами. Потом он улыбается – и эта особенная улыбка убеждает самых сомневающихся. И уже чей-то полный упрека и негодования голос заявляет в проем уверенно открытой двери: «Командир, ты что же это? Да ты посмотри, кто у тебя в очереди сидит!» И уже не шепотом, а громко и восторженно повторяется «Фе-дя… Фе-дя!» – как часто звучало, и как еще долго будет потом скандироваться на футбольных трибунах, вплоть до самого последнего матча, которым Мастер и Его Мяч завершат свою жизнь в Большом Футболе.
Во все времена были в отечественном футболе имена, к которым болельщики относятся особенно трепетно: братья Дементьевы, Стрельцов, Яшин, Ярцев, Гаврилов… Среди самых маститых они выделялись неистощимой футбольной фантазией, всепоглощающей любовью к Игре, особо теплыми отношениями со зрителями и к зрителям, полной душевной отдачей тому, что они «вытворяли» на поле. А без души футбола нет… И называли их по-домашнему: Евграфыч, Лева, Коля, Пека, Жора, Юра. Черенков из этой когорты – просто Федя. Один из самых техничных игроков в истории советского и российского футбола, шестнадцать лет защищавший отечественную футбольную славу, ставший за эти годы кумиром. Один, увы, из последних на сегодняшний день представителей романтического футбола, где делалась ставка на артистизм, импровизацию, высочайшее искусство общения с партнерами и честного поединка с соперниками.
Он стал всенародным любимцем, кумиром в восьмидесятые годы и легендой в девяностые, самобытным настолько, что его авторитет признается, преодолевая клубную кастовость, не только фанатами «Спартака», но всеми истинными ценителями футбола. Он и впрямь стал национальным героем, подтвердившим простую истину: большой талант способен творить красоту и добро для всех и повсюду, в том числе и на спортивном поле. Потому истошные болельщицкие крики «Фе-дя! Фе-дя!» – не как атрибут слепого поклонения, а как дань уважения – звучали
«« Назад Стр. 1 из 33 Вперёд »»
Поделиться страницей: