Мой Тихонов. Проект ФКСМ к юбилею легенды

К юбилею Андрея Тихонова официальный сайт красно-белых подготовил специальный проект «Мой Тихонов».

16 октября капитану «Спартака» 90-х Андрею Тихонову исполняется 50. О легендарном игроке, ставшем символом победного десятилетия, мы поговорили с Олегом Романцевым, Егором Титовым, Дмитрием Аленичевым, друзьями и семьей Андрея. Ниже — девять монологов, объясняющих, чем крут Тихонов.

ТИХОНОВ-ИГРОК

Олег Романцев, тренер-победитель:

— 50 лет Андрею — до сих пор не могу поверить! Хотя на внешность, наверное, никто пятьдесят ему не даст: выглядит он по-спортивному, хорошо.

Для меня это целая эпоха —в истории не только «Спартака», но и всего российского футбола. Он был любимцем болельщиков, одним из немногих, кого не встречали на чужих стадионах свистом. При объявлении фамилии «Тихонов» я обычно слышал аплодисменты, это говорит о многом.

Первую встречу помню как вчера: солнечный день, я сидел на тренерской скамейке. Солнце светило прямо в глаза. Смотрю — на той стороне кто-то наших «возит» (резервисты «Спартака» играли с подмосковным «Титаном», где тогда выступал Тихонов). Попросил помощников узнать, что там происходит. Они сказали, что это возрастной игрок, уже давно в «Титане». А во втором тайме он оказался на моем фланге. И я увидел — совсем еще ребенок, такое детское выражение лица. Сказал — давайте, чтобы завтра он был у нас на тренировке.

То, что он может у нас играть, было видно по движению, по пониманию футбола. Но у меня даже мысли не было, что из него вырастет великий игрок. В «Спартаке» была большая конкуренция — и впереди, и в средней линии. Пацану из второй лиги было тяжело сразу попасть в состав. Но он терпел, без всяких проблем играл за дубль, хорошо тренировался и, когда его стали подпускать к основе, воспользовался шансом. Больше никаких сомнений, в том числе у меня, не было. Он твердо занял свое место. И, по-моему, вовремя.

Многие будут вспоминать, как он встал в ворота. Но он удивлял своей необычностью в решающие моменты. Мячей пять, если не больше, забил из «песочной ямы». Никто не ожидал — ни болельщики, ни соперники, ни вратарь! Он бил в ближний угол, который в ста случаях из ста вратарь должен перекрывать. Но у него это проходило. А самое главное, Андрюша умел забивать, когда команде было тяжело, и за счет его голов что-то решалось.

19 мячей в 1999-м — в тот период он почувствовал себя лидером и стал брать игру на себя. Он же командный игрок. У меня тоже такой характер: большее удовольствие я получаю, если с моей передачи забивают. Хотя забивал и делал передач я не так много. Андрей тоже никогда не был жадным, но здесь почувствовал, что он ведущий игрок и сделает это лучше, чем кто-либо другой.

Когда он вышел на свой последний матч — за «Спартак» против «Крыльев Советов», все повторяли одну фразу: «Это он уходит? А другие остаются?» Настолько здорово сыграл! Мое мнение: он очень рано закончил, на пике популярности. Он был еще любим и оставался востребованным. И только, может быть, здоровье не позволило ему продолжить, какие-то старые травмы...

Сейчас мы иногда общаемся по телефону. К сожалению, в связи с его и моей занятостью, не так много. Я ветеран и больше общаюсь с ветеранами, а он пока еще — с молодежью. Но теперь ему за 50 — и мы официально приглашаем его в нашу команду! Андрей, будь добр, приходи: и нам праздник устроишь, и соперники пусть тебя вспоминают. Потому что пока нашим ветеранам тяжеловато.

Для меня лично это не чужой человек, а часть жизни. Серьезная часть, которая останется навсегда. И я всегда буду о нем помнить, общаться на разные темы и с гордостью вспоминать, что мы с Андреем вместе работали.

Георгий Ярцев, пионервожатый:

— Почти всегда, когда вижу Андрея, или когда звучит фамилия «Тихонов», в моей душе появляется теплота и добрая улыбка. Это очень порядочный, честный, и самое главное дисциплинированный игрок и человек. Очень рад, что судьба меня с ним свела.

Когда в 95-м году мы играли в Польше с «Легией», у Олега Ивановича Романцева созрело решение уйти с поста главного тренера и посвятить себя работе в сборной. Мы поехали в Тарасовку, обсудили все нюансы, и я возглавил команду. Но он всегда оставался рядом.

До 96-го года молодые игроки были у меня на виду, играя за дубль, а потом эти талантливые, дерзкие и желающие проявить себя ребята перешли в первую команду. Созданию коллектива помогло приглашение Сергея Горлуковича. Сначала все крутили пальцем у виска и говорили: «Ярцев вообще ничего не понимает». Но именно Горлукович был стержнем, который поддерживал молодежь.

Тихонов играл в этой команде одну из главных ролей, потому что он универсальный футболист и мог действовать на любой позиции. Даже был вратарем, а это вообще уникальный случай! В том матче мы просто переглянулись, и он пошел в ворота. После матча с «Силькеборгом» Горлукович в раздевалке громко сказал: «Тихон, спасибо тебе, что выручил нас, вратари бы такой удар не отбили».

К Андрею у меня особое отношение. Когда его жена была беременной, они жили в Тарасовке рядом с базой. Я понимал, что ему легче быть с ней, а не ночевать в корпусе, хотя он не просил. Но я предупредил: один раз подведешь, больше можешь не подходить. Так вот Андрей ни разу не опоздал к зарядке, а наоборот всегда приходил утром одним из первых. В этом проявлялось его отношение к себе и к команде.

Жизнь повернулась так, что пару сезонов за «Спартак» Андрей, наверное, не доиграл. Пришлось уйти. И я сожалел, когда узнал об этом. Потому что со своей харизмой, духовитостью, боевитостью, нежеланием сдаваться это был настоящий лидер!

И многих молодых ребят он «поставил на ноги» уже как тренер. Я видел его команды, рука тренера чувствовалась. Слушаю Андрея в роли эксперта на телевидении. Об игроках он говорит тонко, аккуратно.

Думаю, многое Андрей почерпнул из общения с Фёдором Фёдоровичем Черенковым, который относился к нему с уважением.

Спартаковские болельщики — народ особый, и просто так они себе кумира не выберут. К тому же если в мое время болельщики мало что знали из внутренней кухни, то при Тихонове из команды стало появляться уже больше информации. И Андрея они очень любили. Почему? Потому что он, уходя с поля, всегда благодарил мальчиков, зрителей.

Быть как Тихонов — быть большим профессионалом во всем. Честным, открытым, но в то же время принципиальным. На поле он рыцарь. За полем — добрый товарищ, прекрасный ученик.

Как же быстро летит время. Андрею уже 50... Доброго пути тебе, друг мой! Хорошей, удачной работы. Пусть тебя окружают такие же преданные футболу люди. Ты только начал свой тренерский путь, надо пройти его до конца. Уверен, любой российский клуб приобретет многое, когда ты его возглавишь!

ТИХОНОВ-КУМИР

Евгений Селеменев, Жетон из Flint's Crew:

— Я начал активно кататься за «Спартак» в 92-м. Посетил все матчи, кроме встречи в Питере: помешали экзамены в школе. В одной из игр вместо Карпина (на самом деле — вместо Писарева) на замену вышел коротко стриженный пацан. Мне он показался угловатым, как человечек из «Майнкрафта». Вроде и мяч принимает, и техничный, и резкий, но какой-то суетливый. Для себя я решил, что он в команду не впишется.

Но Тихонов закрепился и в 93-м стал играть чаще. Потом пришли Дима Аленичев и Валера Кечинов, для команды это стало свежей волной. И противовес «коням», которые хоть и проигрывали, но постоянно говорили, что у них молодежь, а у нас — старпёры. Когда у Тихонова получилось, я обрадовался.

Андрей стал лидером и потащил команду на себе. Весной 96-го «Спартак» обыграл «Аланию», и стало понятно: хребет мы им сломаем, а наши молодые пацаны будут костяком на ближайшие 5–10 лет. Практически так и получилось.

В то время команда была абсолютно близка к болельщикам. На одном из выездов мы «загудели» в отеле, где жила команда. Вечер после игры, стук в дверь, на пороге стоит Фёдор Фёдорович Черенков и тихим голосом вежливо говорит: «Ребята, команда устала, можно потише, пожалуйста». Надо ли говорить, что через пять минут все ушли спать.

Тихонов — лидер. Но не такой, который замыкает все на себе. Он как старший брат — может сначала резко «врубить», а потом уже поддержать. Он не индивидуалист, а командный игрок. Мальчишкам 90-х хотелось быть Тихоновым — забивать с острого угла, потом встать в ворота и спасти. Уход Андрея для меня был как падение Римской Империи.

Когда Тихонов играл в «Химках», общие знакомые пригласили на встречу с Андреем. Момент просто врубился в память: он подошел к нам и достал из сумки черный шарф Flint's Crew. Просто мурашки по коже! Из-за того что я ушел в армию, у меня никогда не было «розы» Flint's Crew. И вот он ее протягивает и говорит: «Знаю, что у парня, который отдал мне этот шарф, были проблемы. Я хочу эту «розу» вернуть». Понятно, что до него эта информация дошла с опозданием. Я остолбенел. Ответил: «Никаких проблем, все в прошлом. Андрей, это твой шарф, тебе его вручили». Для меня показательно, что Тихонов помнил о парне, который расстался с бригадной «розой», и спустя годы был готов ее вернуть.

Позже мой хороший друг Таш Саркисян возглавлял журнал Total Football, и у нас была идея сделать материал про Тихонова. Таш меня спрашивает: «Кто для тебя Тихонов?» Я ответил, что есть Фёдор Черенков, наша легенда, наше все, а есть Андрей Тихонов. Для нас он уже не отец, а брат. И я предложил сделать фотосессию Тихонова в образе Черенкова. Мы взяли знаменитую фотографию, где Черенков стоит в окружении мячей, и воспроизвели ее уже с Тихоновым.

Андрей включился в эту тему абсолютно спокойно и очень трепетно отнесся к деталям: этот мячик должен быть здесь, руки должны быть вот так, камера должна быть под таким углом. Тихонов был абсолютно без пафоса — парень с нашего двора. Уже после съемки он взял «Веспу» и гонял по студии, как мальчишка.

Это человек, который вызывает у всех фанатов чувство любви и гордости. Он просто прекрасен, и все. Ни одного такого человека за эти 20 лет так и не появилось.

ТИХОНОВ-ДРУГ

Егор Титов, тот самый плеймейкер:

— Страшно сказать, но знаю Андрея уже 28 лет, с 1992 года, и для меня он не поменялся — такой же веселый, отзывчивый и добрый. Порядочный человек, преданный семьянин, а главное — он остается одним из самых популярных футболистов «Спартака», хотя давно уже закончил играть. Уверен, так будет и на его 60-летие, и на 70-летие.

Мы познакомились в дубле, куда попали с разницей буквально в неделю. Мне было 16, а Андрей уже отслужил в армии, поэтому крепкой дружбы возникнуть просто не могло: я был слишком юный. Сблизились позднее, в чемпионский 96-й год. Со временем стали жить в одном номере на базе, во всех гостиницах тоже селились вместе. В итоге подружились семьями и лет десять подряд вместе летали на отдых. Причем ни разу не повторялись, всегда смотрели что-то новое.

Человек не имел школы «Спартака», пришел из подмосковного «Титана», но техника его поражала. А эти потрясающие удары с обеих ног! Думаю, если сейчас спросить у Андрея, с правой или левой он забивал чаще, сам не даст точного ответа.

Этот футболист сделал себя сам: трудяга, каких мало, плюс харизма потрясающая! Он умел и умеет всех к себе расположить. Грамотно общался с соперниками, с судьями, с болельщиками. На поле эмоции часто бьют через край, но он умел держать их в себе. У него ведь, похоже, ни одной красной карточки за карьеру не было! (На самом деле одна была — в 1999-м против «Спарты»).

Сейчас понимаем, что это было золотое время для «Спартака», но тогда оно воспринималось как норма. Все были максималистами — от главного тренера до уборщицы. Не допускали мысли, что не возьмем первое место. Даже могли зацепить Кубок УЕФА, и лишь один футболист сумел нас остановить — Роналдо…

Спустя годы мы с Андреем воссоединились в «Локомотиве» из Астаны. Я был счастлив поиграть с Тихоновым через 9 лет после его ухода из «Спартака». Мы словно вернулись в прошлое. И не просто отправились в путешествие, а честно отработали и доказали, что мы — те самые Титов и Тихонов, ведь с первого матча от нас ждали чудес. Сегодня «Астана» — крепкий клуб, играл даже в группе Лиги чемпионов. Надеюсь, в этом есть и наша с Андреем заслуга, ведь мы помогли заложить фундамент для дальнейшего развития.

Тихонов был примером в 90-е и остается им сейчас. Он до сих пор для меня старший товарищ. Я не знаю, как это объяснить, но тут есть какая-то «химия». Мы одинаково думали на поле и одинаково смотрим на жизнь, относимся друг к другу с огромным уважением.

Мне скоро исполнится 45 — тоже уже прилично, и с годами я научился разбираться в людях. Так вот: я понимаю, что Тихонов — мой человек. Таких людей по жизни было и будет немного.

Дмитрий Аленичев, покоритель Европы:

— Мы с Андреем дружим уже 26 лет. За эти годы прошли очень многое. И на футбольном поле — выиграли много всего в «Спартаке», и за его пределами — мы по-прежнему вместе проводим отпуск, часто встречаемся на различных спортивных мероприятиях. У нас с Андреем полный контакт.

Мы втроем — Андрей, Егор Титов и я — очень тесно общались. Когда я уехал в «Рому» в 98-м, Андрею, наверное, немного взгрустнулось, и они с Егором сдружились. Пока я играл шесть лет в Европе, ребята стали общаться более плотно. И сегодня наше трио очень тесно дружит.

Андрей с Егором часто летали в Таиланд, а втроем мы больше ездили по Европе. Открою секрет: в этом году в декабре планируем слетать в Танзанию. Надеюсь, никакая эпидемия нам не помешает.

Тихонов — надежный друг, на него всегда можно положиться. Какое бы пожелание с моей стороны ни звучало, он всегда его исполнит. Это говорит о его человеческих качествах. Один звонок Андрею — и он всегда будет рядом.

Иногда после игр хотелось отвлечься. Все-таки жить одним футболом — это нелегко психологически. Мы собирались втроем и шли поиграть в казино на часик-другой. Без фанатизма: могли выпить по бокалу пива или вина, могли немного расслабиться и отвлечься. Из нас троих самым успешным игроком, наверное, был я.

Еще Андрей любит покурить кальян. Сейчас ему можно, потому что завтра не играть. Но меня эта его любовь к кальяну немного удивляет. Если на отдыхе за границей мы ищем место поужинать или пообедать, то Андрей обязательно выберет то, где есть кальян. Один раз предложил попробовать, но мне не понравилось. В этом я его не поддержал.

Самый удивительный момент, связанный с Тихоновым, — это когда он встал в ворота в матче с «Силькеборгом». И особенно удивительно, что ему удалось отбить этот удар, непростой даже для профессионального вратаря. Этим моментом он запомнился болельщикам, было впечатляюще!

Если брать середину 90-х, то ему был бы близок футбол английского стиля. Андрей — крепкий парень, обладает харизмой, мощью. Если бы у него было предложение из Англии (а может, оно и было: никто не знает), он бы попробовал там свои силы. Сожалею, что Андрей не сумел поиграть в Европе. Все же это другой уровень по сравнению с чемпионатом России.

Когда мы стали тренерами, наши команды играли два раза — его «Крылья Советов» против моего «Енисея». Было очень непривычно видеть друг друга на тренерских мостиках на расстоянии буквально 10 метров, но никаких перепалок между нами не было. Сам себя ловил на мысли: буквально недавно были партнерами на поле, а сейчас уже соперничаем как главные тренеры.

Желаю Андрею, помимо здоровья и благополучия, поскорее уйти с телевидения и возглавить какую-нибудь команду. Об этом я ему 16-го числа и скажу.

ТИХОНОВ-ВРАТАРЬ

Руслан Нигматуллин — тот, из-за кого Андрей надел перчатки:

— Могу с уверенностью сказать, что Андрей Тихонов — один из самых близких мне футболистов. Буквально неделю назад мы вернулись из Турции. Коснулись там темы предстоящего юбилея, у нас ведь дни рождения рядом — всего неделя разницы, но Андрей чуть постарше.

Именно он придумал мне прозвище. Как-то на тренировке сказал: «Есть "Энигма" (музыкальная группа), а ты будешь Нигма!» Так что это Тихонов отличился.

Особняком стоит матч Кубка УЕФА против «Силькеборга». Я был в основном составе, прекрасно играл, мы вели в счете. До победы — совсем чуть-чуть, и тут выход один на один. Мне ничего не оставалось, как сыграть рукой за пределами штрафной и получить красную карточку. По-моему, это единственное в моей жизни удаление.

Но, к счастью, у нас в команде был капитан, лучший футболист того года, который уверенно забрал у меня перчатки, вратарскую форму и встал в ворота. Первый удар со штрафного попал в стенку, а со второй попытки соперник бил точно в угол, но Андрей по всем вратарским канонам четко сложился, поймал и зафиксировал мяч. Словно всегда это делал.

Мы с Александром Филимоновым стояли на бровке и, честно говоря, схватились за головы: «Блин, у нас еще один конкурент!» После этого стали усерднее тренироваться, чтобы больше не подпустить Тихонова к воротам.

В 96-м году Андрей действительно блистал, был явным лидером на поле и за его пределами, и его можно было ставить в любую точку на поле. Я нисколько не удивился, что именно он вызвался встать в ворота. Кому, как не ему, было спасать команду?

После матча было много шуток в адрес нас — вратарей. В том числе со стороны тренеров. А Тихонова все поздравляли и были при этом, мягко говоря, шокированы.

Неделю назад мы эту ситуацию все-таки повторили — в Турции на фестивале «Спортивная волна». Получилось красиво. Снова был выход один на один, я по привычке сыграл рукой, и Андрей занял место в воротах. Перчатки я передавать не стал, потому что играл без них, а свитер отдал.

Для меня Тихонов всегда молодой. Вот даже сейчас в Турции я играл постольку-поскольку — по мере сил и желания, а Андрей выступал в турнире сразу за две команды. Видно, что он еще не наигрался, и в нем еще живет футболист, которого я помню по 96 году, — яркий, по-спортивному злой. Этот человек не умеет и не любит проигрывать — как и все, прошедшие большой футбол. Но такую злость, как у него после поражений, нужно еще поискать. Мало не покажется никому!

Помимо хороших, добрых отношений, которые сложились у нас в «Спартаке», между нами было серьезное противостояние. Андрей забивал мне много голов. Когда я перешел в «Локомотив», он где-то на протяжении пары лет стабильно огорчал меня из любых точек футбольного поля. И в матчах чемпионата России, и в финале Кубка.

98-й год, 99-й... По-моему, после ухода из «Спартака» я проиграл пять подряд матчей против красно-белых. Пропускал по три гола. А ведь у меня было большое желание доказать все своей бывшей команде. Настолько «Спартак» был сильнее, и у меня уже появился комплекс.

Но тут наступил 2000-й. Весна. Моя супруга была беременна нашим первым сыном. А так получилось, что на протяжении всей беременности я голов не пропускал. И вот матч со «Спартаком». Все складывалось хорошо, я тащил, выручал, но на 95-й минуте в наши ворота поставили пенальти: Евсеев кого-то зацепил. Сёмин кричал с бровки: «Уходим с поля!»

К мячу подошел Тихонов. Настрой с моей стороны был запредельный, я очень хотел сохранить нулевую ничью. И мне это удалось! Многие мне тогда говорили, что я отразил пенальти с нарушением правил, но у всех вратарей есть свои хитрости. Некоторые болельщики «Спартака» вообще меня возненавидели, и по-спортивному их, наверное, можно понять.

Думаю, из таких эпизодов и складывается история российского футбола. В одном моменте мы вместе сыграли за «Спартак», в другом, через несколько лет, были уже по разные стороны. Было круто!

Быть как Андрей Тихонов — это любить футбол. Он потрясающе любит нашу игру! В последней поездке он всегда был с планшетом и смотрел все матчи со словами: «Это моя работа, это моя жизнь». Я его вне футбола не представляю. Думаю, он, как Никита Павлович Симонян, и в 94 года будет в футболе!

ТИХОНОВ-ЛИДЕР

Алексей Мелёшин, молодой из «пионеротряда»:

— Вместе с Тихоновым я провел свои лучшие сезоны в «Спартаке». Сейчас мы иногда пересекаемся в любительском футболе, один раз даже играли друг против друга в ЛФЛ. Он до сих пор в потрясающей форме, может заявляться за молодых.

В чемпионском 96-м мы не задумывались ни о каких первых местах. Я и Володя Джубанов попали в основу в третьем туре, Георгий Александрович Ярцев привлек нас из дубля. Мы окунулись в атмосферу и тренировочный процесс основного состава. Для нас, молодых, все было немного нервно, но интересно. Опытные футболисты, в том числе и Андрей, помогали нам адаптироваться. Мы привыкли ко всему довольно быстро, хоть и с небольшим стеснением.

В 95-м, когда «Спартак» выиграл шесть матчей в группе Лиги чемпионов, Андрей был еще подносчиком снарядов, а уже в 96-м стал ведущим игроком. В том сезоне у него поперло: он и забивал, и отбивал, и даже в воротах ловил. Это был его год.

Тихонов никогда себя не жалел и отдавался игре полностью. Этого же он требовал и от партнеров, особенно молодых. В одним из матчей с «Динамо» у меня не получилось забить: момент был хороший, но, наверное, от большого желания я попал во вратаря. Ту игру мы проиграли, и после матча у нас с Андреем на эмоциях состоялся не очень приятный разговор. Но уже буквально через полчаса по дороге на базу мы нормально общались.

Матч с «Силькеборгом» я смотрел с трибуны, так как восстанавливался после травмы. Думаю, это самый удивительный момент, связанный с Тихоновым. Чтобы полевой игрок встал в ворота и так удачно сыграл — это большая редкость. После Тихонова я только раз такое видел, и то на молодежном уровне. В том эпизоде не пришлось кого-то искать, кого-то уговаривать. Андрей надел свитер, взял перчатки и встал в ворота.

Вообще Андрей — такой человек, который любит давать советы, особенно молодым. И в 96-м нам это помогало. Советы были и футбольными, и просто житейскими — например, могли касаться машин.

Помню, как перед золотым матчем с «Аланией» Тихонов подошел ко мне и сказал: «Спокойно готовься. Начнешь в запасе, с первых минут выйдет Андрей Коновалов». Этот разговор я воспринял абсолютно нормально. Накануне таких важных матчей тренеры всегда обсуждают состав с ведущими игроками, потому что ошибаться нельзя. Все было сделано правильно, Коновалов тогда сыграл здорово.

На обратном пути из Питера мы сидели в самолете и вообще не понимали, что сделали. Как будто с простой игры летели, выиграли и выиграли. А Тихонов места себе не мог найти. Он говорил нам: «Через день-два вы поймете, что мы сделали». Его просто распирало от счастья, он все прочувствовал еще там, на поле. Потом уже мы увидели весь этот ажиотаж, постепенно стала приходить известность, и только тогда мы догнали эту радость.

ТИХОНОВ-ЛЕГЕНДА

Андрей Ещенко, фоткался с Тихоновым в «Химках»:

— Когда во второй лиге смотришь по телевизору на такого человека, а потом играешь с ним одной команде, впечатления самые позитивные и радостные.

У меня даже есть фотография, где мы с Андреем в купе в форме «Химок». Куда-то на выезд ехали. Я сначала стеснялся, потом попросил: давайте, может быть, сфотографируемся? Приехал к себе в Иркутск, привез автографы, все были довольны и счастливы.

Он всегда поражал своей работоспособностью — по четыре тренировки у Яковенко проходил! На тот момент ему было уже 34, а мне — девятнадцать. Штрафные, подачи — это его козырь.

Тихонов всегда по-мужски говорил, что надо делать. Если надо, мог «напихать», такой дядька был. Всем командам нужны такие люди. Так что желаю ему здоровья в этот трудный период, и чтобы не злился на нас, если мы неудачно играем.

ТИХОНОВ-ПАПА

Михаил Тихонов, новое поколение «Химок»:

— В детстве я видел, что к отцу постоянно подходят болельщики самых разных команд. Его всегда уважали и благодарили за игру.

Я никогда никому не говорил, что Андрей Тихонов — мой отец. Можно сказать, я даже стеснялся этого. И когда люди узнавали, мне всегда становилось неловко. Дело в воспитании, родители привили мне эту скромность.

Я бы не сказал, что отец сильно строгий. Но когда нужно, он может «напихать». Нас с братом Денисом вообще редко ругали, мы ничего такого не делали. Можно сказать, идиллия. Хотя был один случай, когда нам влетело. Мы с братом играли дома в футбол и разбили вазу, которую отцу подарил его друг, очень известный человек.

Когда отец приезжал со сборов, это был праздник для всей семьи. Сборы длились долго, папы всегда не было, а потом он приезжал на три–четыре дня и всегда привозил нам какие-то игрушки. Мы никогда с братом не были избалованными, радовались любым подаркам. Помню, из Барселоны он привез нам школьные пеналы с эмблемой «Барсы», футболки Роналдиньо — бразилец в то время там еще играл.

В «Крыльях» отец иногда брал меня на базу. Там Иржи Ярошик учил играть в нарды, это я хорошо помню. А через какое-то время я приехал на базу уже как игрок и все там знал. Отец брал меня на тренировки и в «Крыльях», и в «Химках», и в «Спартаке», когда уже работал тренером.

Думаю, я не мог не стать футболистом. Дома у нас всегда была футбольная атмосфера. Если мы всей семьей смотрим футбол и мама, например, в чем-то ошибается (хотя она никогда не ошибается), мы ей в шутку говорим: «Мам, ну ты сколько лет в футболе, уже все должна знать». Мы с братом с малых лет видели, как играл отец, как его любят болельщики. Любовь к футболу была с самого детства, это сто процентов.

Самые близки друзья отца в футболе — Егор Титов и Дмитрий Аленичев. Для меня они друзья семьи, легенды «Спартака» и всего российского футбола, люди, которых я очень уважаю. Мы семьями ходили друг к другу в гости, вместе летали куда-то на отдых. Об этом у меня очень теплые воспоминания, было здорово.

Честно говоря, играть в футбол в России с фамилией Тихонов непросто. Не сказал бы, что это чем-то помогает. Скорее наоборот: больше внимания, больше ответственности.

О футболе мы с отцом говорим постоянно. Если обсуждаем мои игры, то тут с его стороны уже давно стерлась грань между отцом и тренером. Я очень уважаю его мнение по поводу моих игр. Все, что он говорит, правильно и по делу. В его словах я никогда не сомневаюсь.

Если у нас совпадают выходные, то мы больше любим проводить время дома, в кругу семьи. Но если выбираемся куда-нибудь, то отца очень часто узнают — и он никогда не отказывает в фотографиях. Даже если к нему подходит много людей и мы его ждем, он все равно сфотографируется с каждым.

Недавно мы с «Химками» ездили на кубковый матч в Иркутск. Поле там изначально было так себе, а потом еще и дожди начались. Я знал, что буду играть, и нужно было думать над тем, как нормально передвигаться на этом огородике. Я вспомнил, что у отца оставались его старые найковские шестишиповые бутсы. Я ими всех в команде удивил: все-таки бутсам этим больше 10 лет, отец в них заканчивал играть. Все получилось хорошо: ноги не ехали, мы выиграли. Да и не могли быть бутсы отца нефартовыми.

Если честно, я бы хотел еще раз прожить день, когда отец провел прощальный матч за «Спартак». Это были очень яркие эмоции, гордость за отца. Он вышел на тайм, отдал голевую, все было очень красиво. Когда мы подходили к трибунам, я был как будто в космосе. Причем тогда я, наверное, не до конца понимал, что происходит. Сейчас ощущения были бы гораздо сильнее. Это точно одно из самых ярких событий в моей жизни. Весь стадион скандировал «Тихонов Андрей!», и это сложно с чем-то сравнить.

Над спецпроектом работали:

Текст — Ярослав Кулемин, Олег Кошелев, Филипп Папенков

Видео — Ярослав Кулемин, Александр Судаков

Дизайн — Антон Смирнов

© ФК «Спартак-Москва», 2020

Комментарии

Ваше имя:

Сообщение:

Выберите наибольшее число:

# SF
С юбилеем, легенда! Твоя карьера – пример!
Поделиться страницей: